ПРАВО НА ИСК ПРОТИВ АУДИТОРА

Аннотация: в статье рассматривается вопрос о праве на иск против аудиторских организаций в свете последних изменений в Федеральный закон об аудиторской деятельности. Делается акцент на различиях между заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным и заявлением о некачественном исполнении аудиторских услуг.

 

Право на иск — это гражданско-правовая категория, которая состоит из двух правомочий — право на предъявление иска (процессуальная составляющая) и право получить удовлетворение по иску (материально-правовая составляющая). Любое лицо может подать иск в суд в защиту своих интересов, своей позиции. Право на предъявление иска проверя­ется при принятии искового заявления судьей, и если такого права у заявителя нет, то судья откажет в принятии иско­вого заявления.

Иски против аудиторской организации могут быть двух типов — это либо заявления о признании аудиторского заключения заведомо ложным, либо иски о некачественном исполнении аудиторских услуг.

Рисунок 1.Виды исков против аудиторских организаций
Pravo_na_isk_protiv_auditora_1

Таблица. Истцы по делам о признании аудиторского заключения заведомо ложным.

№ подпункта Надлежащие истцы Предмет иска
1 Лица, которым адресуется аудиторское заключение (акционеры акционерных обществ, участники обществ с ограниченной ответственностью, др.) В отношении адресованных им аудиторских заключений.
2 Банк России По аудиторским заключениям о бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций, в отношениях которых Банк России осуществляет контроль и надзор.
3 Росфиннадзор (федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере)1 По аудиторским заключениям о бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций, указанных в части 3 статьи 5 Федерального закона «Об аудиторской деятельности», а именно аудиторских заключений:

  •  организаций, ценные бумаги которых допущены к обращению на организованных торгах;
  • иных кредитных и страховых организаций;
  • негосударственных пенсионных фондов;
  • организаций, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности составляет менее 25%;
  • государственных корпораций;
  • государственных компаний;
  • а так же консолидированной отчетности.
4 Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов»2 В отношениях аудиторских заключений о бухгалтерской (финансовой) отчетности кредитных организаций.
5 Иные лица В случаях, определенных федеральными законами

 

Рассмотрим отдельные аспекты, ка­сающиеся права на иск указанных лиц.
Согласно положениям п. 9 ст. 4 Феде­рального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Фе­дерации (Банке России)» (далее-Феде­ральный закон о Банке России) Банк России осуществляет надзор за деятель­ностью кредитных организаций и бан­ковских групп. Это фактически и явля­ется банковским надзором.

Но в отношении кредитных органи­заций, а это и банки, и небанковские кредитные организации, также подавать заявления в суд о признании аудиторского заключения заведомо ложным может и государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», и Росфиннадзор. Хотя, например, функци­онально Агентству по страхованию вкладов интересны только те кредитные организации, которые имеют разреше­ние Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц. С другой стороны, законодатель по какой-то причине не упомянул негосу­дарственные пенсионные фонды, стоя­щие на учете в Агентстве по страхованию вкладов в системе гарантирования прав застрахованных лиц, верность аудитор­ских заключений которых также важна для Агентства.3

Помимо надзора за кредитными орга­низациями и банковскими группами, Банк России осуществляет регулирова­ние, контроль и надзор за деятельностью некредитных финансовых организаций в соответствии с федеральными закона­ми (пп. 9.1 ст. 4 Федерального закона о Банке России).

Перечень некредитных финансовых организаций указан в ст. 76.1 Федераль­ного закона о Банке России:
1) профессиональные участники рын­ка ценных бумаг;
2) управляющие компании инвести­ционного фонда, паевого инвестицион­ного фонда и негосударственного пен­сионного фонда;
3) специализированные депозитарии инвестиционного фонда, паевого инвес­тиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда;
4) акционерные инвестиционные фонды;
5) организации, осуществляющие клиринговую деятельность;
6) центральные контрагенты;
7) организаторы торговли;
8) центральные депозитарии;
9) субъекты страхового дела;
10) негосударственные пенсионные фонды;
11) микрофинансовые организации;
12) кредитные потребительские коопе­ративы;
13) жилищные накопительные коопе­ративы;
14) бюро кредитных историй;
15) организации, осуществляющие актуарную деятельность;
16) рейтинговые агентства;
17) сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы;
18) ломбарды.

Кроме того, Банк России, согласно п. 10.2 ст. 4 Федерального закона о Банке России, осуществляет регулирование, контроль и надзор в сфере корпоратив­ных отношений в акционерных общест­вах. Согласуется ли эта функция Банка России с правом банка на подачу заявления о признании аудиторского заключения, выданного акционерным обществам, заведомо ложным? Доводом за это утверждение может быть публич­ность обязательного аудита, кроме того, в ст. 76.2 Федерального закона о Банке России установлено, что указанные полномочия осуществляются в целях защиты прав и законных интересов акционеров и инвесторов.

Таким образом, определив круг лиц, которые могут подать заявление в суд о признании аудиторского заключения заведомо ложным, законодатель уточ­нил правомочия некоторых субъектов права: Банка России, Росфиннадзора, Агентства по страхованию вкладов.
Однако самым важным вопросом остается вопрос определения иных лиц, которые могут обращаться в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным.

Иные лица, которые могут обратиться в суд с заявлением о признании аудитор­ского заключения заведомо ложным, в ч. 6 ст. 6 Федерального закона об ауди­торской деятельности упоминаются дважды.
Это лица, которым адресуется ауди­торское заключение (акционеры акцио­нерных обществ, участники обществ с ограниченной ответственностью и иные пользователи аудиторского заключения), и иные лица в случаях, определенных федеральными законами.

Рисунок 2. Иные лица, которые имеют право на заявление о признании аудитор­ского заключения заведомо ложным.
3

Федеральных законов, которыми опре­делены лица, имеющие право на обра­щение в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо лож­ным, на настоящий момент нами обна­ружено не было. Можно только предпо­ложить, что это будет законодательство, связанное с инвестированием (напри­мер, закон о рынке ценных бумаг) и защитой прав инвесторов.

Что касается адресатов аудиторского заключения4, то в составе адресатов указаны и иные пользователи, поэтому можно предположить, что любые поль­зователи аудиторского заключения мо­гут обратиться в суд с заявлением о при­знании аудиторского заключения заведо­мо ложным. Это следует и из положений Федерального закона об аудите (п.2 с. 6), и из аудиторских стандартов, устанавли­вающих, что такое адресат аудиторского заключения (п. 3 ФСАД 1/2010 «Ауди­торское заключение о бухгалтерской (финансовой) отчетности и формиро­вание мнения о ее достоверности, введе­нное Приложением № 1 к Приказу Мин­фина России от 20 мая 2010 г. № 46н). В том числе пользователями бухгалтер­ской (финансовой) отчетности могут быть банкиры, которые только предпо­лагают выдать кредит проаудируемому лицу, или другие инвесторы (также пока еще не связанные с проаудируемым ли­цом договорными отношениями).5

По мнению специалистов, в Законе об аудите необходимо «ясно и недвусмыс­ленно зафиксировать право любого пользователя аудита (точнее, любого физического или юридического лица, которое сочло себя понесшим ущерб от некачественного аудита) предъявлить судебный иск аудиторской организации и получить компенсацию убытков в полном объеме».

Способствует ли новая редакция Феде­рального закона об аудите внедрению в российскую практику доктрины, что каждый пользователь аудиторского заключения имеет право обратиться в суд за защитой своих прав? На наш взгляд, нет.

По нашему мнению, ввиду особен­ностей аудиторской деятельности, пуб­личной значимости аудита и аудитор­ских заключений такое право должно быть у каждого пользователя аудиторс­кого заключения.

Любой пользователь бухгалтерской (финансовой) отчетности имеет право обратиться в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным.

Заведомо ложное аудиторское заклю­чение — аудиторское заключение, состав­ленное без проведения аудита или составленное по результатам аудита, но явно противоречащее содержанию до­кументов, представленных аудиторской организации, индивидуальному аудито­ру и рассмотренных в ходе аудита. Заве­домо ложным аудиторское заключение признается по решению суда (п. 5 ст. 6 Закона).

При этом аудит — профессиональное независимое мнение о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, в связи с этим инициаторами судебного спора должны быть приведены убедительные доказа­тельства, что аудиторская проверка была проведена не в соответствии с Федераль­ным законом об аудите и федеральными стандартами аудиторской деятельности.
В судебном заседании, в котором ре­шается вопрос о признании аудитор­ского заключения заведомо ложным, должно быть установлено, что лицо, которое обратилось за защитой своего права в суд, действительно понесло убытки из — за использования заведомо ложного заключения аудитора (объек­тивные последствия) и что имеется причинно-следственная связь между убытками пользователя и информацией заведомо ложного заключения. Напри­мер, право на обращение в суд с заявле­нием о признании аудиторского заклю­чения заведомо ложным должен иметь акционер, который купил акции органи­зации, в аудиторском заключении кото­рой не было оговорки, что большая часть ее активов в залоге, или облига­ционер, который купил облигации организации, которая обанкротилась в течение года.

Лица, которые не понесли материаль­ный ущерб от заведомо ложного заклю­чения, защиту получать не должны, иное было бы поощрением сутяжничества (исков ради исков).
Важным при обращении в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным является определение — в какой суд можно обрати­ться, по каким правилам будет рассматриваться такое заявление.

В законодательстве не установлено -какая подведомственность у данных су­дебных дел. Куда обращаться с заявле­нием: в суд или в арбитражный суд? Есть мнение, что «можно вести речь о воз­можности признания аудиторского заключения заведомо ложным любым судом — судом общей юрисдикции или арбитражным судом — в рамках рассмот­рения уголовного дела, гражданского дела, арбитражного дела или дела об административном правонарушении. Не видится также препятствий к рассмотре­нию дела о признании аудиторского зак­лючения заведомо ложным третейским судом в рамках соответственно третейс­кого разбирательства».6

По нашему мнению, споры о призна­нии аудиторского заключения заведомо ложным должны быть отнесены к веде­нию арбитражного суда в соответствии с положениями ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), в которой установлено, что арбитражному суду подведомственны дела по экономичес­ким спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Также, на наш взгляд, не урегулирован вопрос об определении категории дел, к которой относится указанный спор. Является ли это спором, возникающим из гражданских правоотношений (ст. 28 АПК РФ), из административных и иных публичных правоотношений (ст. 29 АПК РФ), или это дело об установлении факта, имеющего юридическое значение (ст. 30 АПК РФ). Или, например, дела, в кото­рых заявителями являются аудируемые лица в отношении адресованных им аудиторских заключений, должны отно­ситься к категории споров, возникающих из гражданских правоотношений, а дела, в которых заявителями являются Росфиннадзор или Банк России, — к категории дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.
По нашему мнению, дела о признании аудиторского заключения заведомо ложным должны быть отнесены к делам об установлении фактов, имеющих юри­дическое значение, в частности, из-за того, что установление этого факта влечет за собой другие юридические последствия, например, возможность признания недействительной сделки по покупке акций или облигаций, основан­ных на заведомо ложном аудиторском заключении (согласно положениям ст. 178 ГК РФ «Недействительность сделки, со­вершенной под влиянием существенно­го заблуждения»), или привлечение к уголовной ответственности аудитора, подписавшего заведомо ложное заклю­чение, на основании ст. 202 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На наш взгляд, будет неправильным принимать решение об установлении факта заведомой ложности аудиторского заключения в любом процессе без рас­следования обстоятельств принятия аудитором решения о таком заключении, затребования и оценки аудиторских доказательств, положенных в основу такого заключения. Однако уточнение подведомственности таких споров -вопрос законодателя (т. е., это должно быть урегулировано в законе: если ре­шение будет, что это подведомствен­ность арбитражного суда, то это должно быть отражено в АПК РФ, например, в статье 218 АПК РФ, но мы не исключаем и иного решения).

Еще один важный вопрос — это опреде­ление срока исковой давности для обра­щения за признанием аудиторского зак­лючения заведомо ложным. Как извест­но, общий срок исковой давности со­ставляет 3 года (ст. 196 ГК РФ), но давность по искам о ненадлежащем качестве рабо­ты, выполненной по договору подряда, составляет всего 1 год (ст.725 ГК РФ). Аудиторское заключение составляется, как, правило, в рамках договора возмезд­ного оказания услуг, а общие положения о подряде (ст. 702 — 729) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

На наш взгляд, к искам о признании аудиторского заключения заведомо ложным должен применяться годовой срок исковой давности. Аргументами могут стать требования Правила (стан­дарта) № 11 «Применимость допущения непрерывности деятельности аудируе­мого лица» (введено Постановлением Правительства РФ от 04.07.2003 № 405), которым установлен принцип допуще­ния непрерывности деятельности, зак­лючающийся в предположении, что аудируемое лицо будет продолжать осуществлять свою финансово-хозяй­ственную деятельность в течение 12 месяцев года, следующего за отчетным, и не имеет намерения или потребности в ликвидации, прекращении финансо­во-хозяйственной деятельности или обращении за защитой от кредиторов. Экономическая информация имеет свойство устаревать, оспаривание ста­рых заключений может стать свидетельс­твом не желания заявителя воспользо­ваться информацией аудиторского зак­лючения, а свидетельством недобросо­вестной конкуренции.

Еще один вопрос, как нам кажется, чрезвычайно важен: это разграничение права обращения в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным и права на иск по поводу некачественных аудиторских услуг. И та, и другая ситуация — случаи проведения некачественного аудита.

Хотелось бы отметить, что в настоя­щее время в России нет никаких личных гарантий аудиторов, таких, как, напри­мер, у судей или судебных исполнителей7, и аудиторы выполняют свои обязан­ности, опираясь только на свой долг, требования Кодекса этики аудитора, на свое доброе имя. И никак не застрахо­ваны от возможного давления аудируе-мыех лиц и заказчиков, которое может начинаться именно в случае выдачи модифицированного заключения и выражаться, например, в подаче иска о некачественном оказании аудиторских услуг.

Случаи некачественного оказания аудиторских услуг связаны непосред­ственно с нарушением условий договора, однако, истцом по такому спору, по нашему мнению, согласно положениям ст. 14 Федерального закона об аудите -может быть как лицо, заключившее договор оказания аудиторских услуг, так и аудируемое лицо.

Некачественное оказание аудиторских услуг может выразиться в задержке выдачи аудиторского заключения, не­предоставлении обоснования замечаний и выводов, а также информации о членстве аудиторской организации, ин­дивидуального аудитора в саморегули­руемой организации аудиторов, наруше­нии условий договора. Т.е. некачествен­ное исполнение аудиторских услуг свя­зано с нарушением прав аудируемого ли­ца или иного заказчика аудита.

Кроме того, к некачественному оказа­нию услуг в аудиторской деятельности можно отнести разглашение аудитор­ской тайны, установленной в ст. 9 Феде­рального закона об аудите.

Рисунок 3. Некачественный аудит

4

В то же время аудируемым лицом не должны выдвигаться претензии к ме­тодике проведения аудиторской про­верки, к выбору аудиторских процедур, количеству рабочих документов аудито­ра, видам аудиторских доказательств, методам отбора элементов, подлежащих проверке на выборочной основе, уров­ню существенности. Эти вопросы опре­деляются самой аудиторской организа­цией и закрепляются в ее внутренних стандартах и других внутренних доку­ментах.

Аудируемое лицо не вправе вмеши­ваться в процесс аудита, так как это может повлечь за собой потерю незави­симости аудитора и снижение качества аудиторской проверки.

Таким образом, вопросы о праве на иск против аудиторских организаций в свете последних изменений в Феде­ральный закон об аудиторской деятель­ности остаются и требуют дополни­тельных взвешенных решений, находя­щихся на стыке законодательства об аудите, гражданского права и процес­суального права, направленных, с одной стороны, на недопущение выдачи заве­домо ложных аудиторских заключе­ний а, с другой стороны, на недопуще­ние злоупотребления правами клиентов по отношению к аудиторам.

Список литературы

1. Положение о Федеральной службе финансово-бюджетного надзо­ра, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.02.2014 № 77.
2. Федеральный закон от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».
3. Федеральный закон от 28.12.2013 № 422-ФЗ «О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхова­ния Российской Федерации при форми­ровании и инвестировании средств пенсионных накоплений, установлении и осуществлении выплат за счет средств пенсионных накоплений».
4. Статья Поповой О.В. «Адресаты аудиторского заключения» в журнале «Аудит» №12 2014 г.
5. Гутцайт Е.М. Методологические проблемы аудита // Аудиторские ведомости. 2002. № 10.
6. Борисов А.Н. Комментарий к Фе­деральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятель­ности» (постатейный). М.: Юстицин-форм, 2009.
7. Федеральный закон от 20.04.1995 №45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Заказать звонок



Контрольный вопрос:

Срочная консультация
Стоимость одной письменной
консультации – 7000-10000 рублей.

Стоимость одной устной
консультации – 3000-5000 рублей.





Контрольный вопрос: