+7 (499) 397-85-35
[email protected]
г.Москва Мажоров переулок д.7А первый подъезд

Личный кабинет

Вход Регистрация

Услуги


Читать все новости

105. Право на иск против аудитора

Аннотация: в статье рассматривается вопрос о праве на иск против аудиторских организаций в свете последних изменений в Федеральный закон об аудиторской деятельности. Делается акцент на различиях между заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным и заявлением о некачественном исполнении аудиторских услуг.

Право на иск — это гражданско-правовая категория, которая состоит из двух правомочий — право на предъявление иска (процессуальная составляющая) и право получить удовлетворение по иску (материально-правовая составляющая). Любое лицо может подать иск в суд в защиту своих интересов, своей позиции. Право на предъявление иска проверя­ется при принятии искового заявления судьей, и если такого права у заявителя нет, то судья откажет в принятии иско­вого заявления.

Иски против аудиторской организации могут быть двух типов — это либо заявления о признании аудиторского заключения заведомо ложным, либо иски о некачественном исполнении аудиторских услуг.

Pravo_na_isk_protiv_auditora_1

 

Рисунок 1.Виды исков против аудиторских организаций

 

Таблица. Истцы по делам о признании аудиторского заключения заведомо ложным.
Таблица

Рассмотрим отдельные аспекты, ка­сающиеся права на иск указанных лиц.

Согласно положениям п. 9 ст. 4 Феде­рального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Фе­дерации (Банке России)» (далее-Федеральный закон о Банке России) Банк России осуществляет надзор за деятель­ностью кредитных организаций и бан­ковских групп. Это фактически и явля­ется банковским надзором.

Но в отношении кредитных органи­заций, а это и банки, и небанковские кредитные организации, также подавать заявления в суд о признании аудиторского заключения заведомо ложным может и государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», и Росфиннадзор. Хотя, например, функци­онально

Агентству по страхованию вкладов интересны только те кредитные организации, которые имеют разреше­ние Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц. С другой стороны, законодатель по какой-то причине не упомянул негосу­дарственные пенсионные фонды, стоя­щие на учете в Агентстве по страхованию вкладов в системе гарантирования прав застрахованных лиц, верность аудитор­ских заключений которых также важна для Агентства.3

Помимо надзора за кредитными орга­низациями и банковскими группами, Банк России осуществляет регулирова­ние, контроль и надзор за деятельностью некредитных финансовых организаций в соответствии с федеральными законами (пп. 9.1 ст. 4 Федерального закона о Банке России).

Перечень некредитных финансовых организаций указан в ст. 76.1 Федераль­ного закона о Банке России:

1) профессиональные участники рын­ка ценных бумаг;

2) управляющие компании инвести­ционного фонда, паевого инвестицион­ного фонда и негосударственного пен­сионного фонда;

3) специализированные депозитарии инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда;

4) акционерные инвестиционные фонды;

5) организации, осуществляющие клиринговую деятельность;

6) центральные контрагенты;

7) организаторы торговли;

8) центральные депозитарии;

9) субъекты страхового дела;

10) негосударственные пенсионные фонды;

11) микрофинансовые организации;

12) кредитные потребительские коопе­ративы;

13) жилищные накопительные коопе­ративы;

14) бюро кредитных историй;

15) организации, осуществляющие актуарную деятельность;

16) рейтинговые агентства;

17) сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы;

18) ломбарды.

Кроме того, Банк России, согласно п. 10.2 ст. 4 Федерального закона о Банке России, осуществляет регулирование, контроль и надзор в сфере корпоративных отношений в акционерных общест­вах. Согласуется ли эта функция Банка России с правом банка на подачу заявления о признании аудиторского заключения, выданного акционерным обществам, заведомо ложным? Доводом за это утверждение может быть публич­ность обязательного аудита, кроме того, в ст. 76.2 Федерального закона о Банке России установлено, что указанные полномочия осуществляются в целях защиты прав и законных интересов акционеров и инвесторов.

Таким образом, определив круг лиц, которые могут подать заявление в суд о признании аудиторского заключения заведомо ложным, законодатель уточ­нил правомочия некоторых субъектов права: Банка России, Росфиннадзора,

Агентства по страхованию вкладов.

Однако самым важным вопросом остается вопрос определения иных лиц, которые могут обращаться в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным.

Иные лица, которые могут обратиться в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным, в ч. 6 ст. 6 Федерального закона об ауди­торской деятельности упоминаются дважды.

Это лица, которым адресуется ауди­торское заключение (акционеры акционерных обществ, участники обществ с ограниченной ответственностью и иные пользователи аудиторского заключения), и иные лица в случаях, определенных федеральными законами.

 

Рисунок 2. Иные лица, которые имеют право на заявление о признании аудитор­ского заключения заведомо ложным.

3

 

Федеральных законов, которыми опре­делены лица, имеющие право на обращение в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо лож­ным, на настоящий момент нами обна­ружено не было. Можно только предпо­ложить, что это будет законодательство, связанное с инвестированием (напри­мер, закон о рынке ценных бумаг) и защитой прав инвесторов.

Что касается адресатов аудиторского заключения4, то в составе адресатов указаны и иные пользователи, поэтому можно предположить, что любые пользователи аудиторского заключения мо­гут обратиться в суд с заявлением о при­знании аудиторского заключения заведо­мо ложным. Это следует и из положений Федерального закона об аудите (п.2 с. 6), и из аудиторских стандартов, устанавли­вающих, что такое адресат аудиторского заключения (п. 3 ФСАД 1/2010 «Ауди­торское заключение о бухгалтерской (финансовой) отчетности и формиро­вание мнения о ее достоверности, введе­нное Приложением № 1 к Приказу Мин­фина России от 20 мая 2010 г. № 46н). В том числе пользователями бухгалтер­ской (финансовой) отчетности могут быть банкиры, которые только предпо­лагают выдать кредит проаудируемому лицу, или другие инвесторы (также пока еще не связанные с проаудируемым ли­цом договорными отношениями).5

По мнению специалистов, в Законе об аудите необходимо «ясно и недвусмысленно зафиксировать право любого пользователя аудита (точнее, любого физического или юридического лица, которое сочло себя понесшим ущерб от некачественного аудита) предъявить судебный иск аудиторской организации и получить компенсацию убытков в полном объеме».

Способствует ли новая редакция Феде­рального закона об аудите внедрению в российскую практику доктрины, что каждый пользователь аудиторского заключения имеет право обратиться в суд за защитой своих прав? На наш взгляд, нет.

По нашему мнению, ввиду особен­ностей аудиторской деятельности, пуб­личной значимости аудита и аудитор­ских заключений такое право должно быть у каждого пользователя аудиторс­кого заключения.

Любой пользователь бухгалтерской (финансовой) отчетности имеет право обратиться в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным.

Заведомо ложное аудиторское заклю­чение — аудиторское заключение, составленное без проведения аудита или составленное по результатам аудита, но явно противоречащее содержанию до­кументов, представленных аудиторской организации, индивидуальному аудито­ру и рассмотренных в ходе аудита. Заведомо ложным аудиторское заключение признается по решению суда (п. 5 ст. 6 Закона).

При этом аудит — профессиональное независимое мнение о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, в связи с этим инициаторами судебного спора должны быть приведены убедительные доказательства, что аудиторская проверка была проведена не в соответствии с Федераль­ным законом об аудите и федеральными стандартами аудиторской деятельности.

В судебном заседании, в котором ре­шается вопрос о признании аудитор­ского заключения заведомо ложным, должно быть установлено, что лицо, которое обратилось за защитой своего права в суд, действительно понесло убытки из — за использования заведомо ложного заключения аудитора (объек­тивные последствия) и что имеется причинно-следственная связь между убытками пользователя и информацией заведомо ложного заключения. Напри­мер, право на обращение в суд с заявле­нием о признании аудиторского заклю­чения заведомо ложным должен иметь акционер, который купил акции органи­зации, в аудиторском заключении кото­рой не было оговорки, что большая часть ее активов в залоге, или облига­ционер, который купил облигации организации, которая обанкротилась в течение года.

Лица, которые не понесли материаль­ный ущерб от заведомо ложного заключения, защиту получать не должны, иное было бы поощрением сутяжничества (исков ради исков).

Важным при обращении в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным является определение — в какой суд можно обрати­ться, по каким правилам будет рассмот-риваться такое заявление.

В законодательстве не установлено -какая подведомственность у данных судебных дел. Куда обращаться с заявле­нием: в суд или в арбитражный суд? Есть мнение, что «можно вести речь о воз­можности признания аудиторского заключения заведомо ложным любым судом — судом общей юрисдикции или арбитражным судом — в рамках рассмот­рения уголовного дела, гражданского дела, арбитражного дела или дела об административном правонарушении. Не видится также препятствий к рассмотре­нию дела о признании аудиторского заключения заведомо ложным третейским судом в рамках соответственно третейс­кого разбирательства».5

По нашему мнению, споры о призна­нии аудиторского заключения заведомо ложным должны быть отнесены к веде­нию арбитражного суда в соответствии с положениями ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), в которой установлено, что арбитражному суду подведомственны дела по экономичес­ким спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Также, на наш взгляд, не урегулирован вопрос об определении категории дел, к которой относится указанный спор. Является ли это спором, возникающим из гражданских правоотношений (ст. 28 АПК РФ), из административных и иных публичных правоотношений (ст. 29 АПК РФ), или это дело об установлении факта, имеющего юридическое значение (ст. 30 АПК РФ). Или, например, дела, в кото­рых заявителями являются аудируемые лица в отношении адресованных им аудиторских заключений, должны отно­ситься к категории споров, возникающих из гражданских правоотношений, а дела, в которых заявителями являются Росфиннадзор или Банк России, — к категории дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.

По нашему мнению, дела о признании аудиторского заключения заведомо ложным должны быть отнесены к делам об установлении фактов, имеющих юри­дическое значение, в частности, из-за того, что установление этого факта влечет за собой другие юридические последствия, например, возможность признания недействительной сделки по покупке акций или облигаций, основанных на заведомо ложном аудиторском заключении (согласно положениям ст. 178 ГК РФ «Недействительность сделки, со­вершенной под влиянием существенно­го заблуждения»), или привлечение к уголовной ответственности аудитора, подписавшего заведомо ложное заклю­чение, на основании ст. 202 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На наш взгляд, будет неправильным принимать решение об установлении факта заведомой ложности аудиторского заключения в любом процессе без рас­следования обстоятельств принятия аудитором решения о таком заключении, затребования и оценки аудиторских доказательств, положенных в основу такого заключения. Однако уточнение подведомственности таких споров — вопрос законодателя (т. е., это должно быть урегулировано в законе: если решение будет, что это подведомствен­ность арбитражного суда, то это должно быть отражено в АПК РФ, например, в статье 218 АПК РФ, но мы не исключаем и иного решения).

Еще один важный вопрос — это опреде­ление срока исковой давности для обращения за признанием аудиторского зак­лючения заведомо ложным. Как извест­но, общий срок исковой давности со­ставляет 3 года (ст. 196 ГК РФ), но давность по искам о ненадлежащем качестве рабо­ты, выполненной по договору подряда, составляет всего 1 год (ст.725 ГК РФ). Аудиторское заключение составляется, как, правило, в рамках договора возмезд­ного оказания услуг, а общие положения о подряде (ст. 702 — 729) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

На наш взгляд, к искам о признании аудиторского заключения заведомо ложным должен применяться годовой срок исковой давности. Аргументами могут стать требования Правила (стан­дарта) № 11 «Применимость допущения непрерывности деятельности аудируе­мого лица» (введено Постановлением Правительства РФ от 04.07.2003 № 405), которым установлен принцип допущения непрерывности деятельности, зак­лючающийся в предположении, что аудируемое лицо будет продолжать осуществлять свою финансово-хозяйственную деятельность в течение 12 месяцев года, следующего за отчетным, и не имеет намерения или потребности в ликвидации, прекращении финансо­во-хозяйственной деятельности или обращении за защитой от кредиторов. Экономическая информация имеет свойство устаревать, оспаривание ста­рых заключений может стать свидетельс­твом не желания заявителя воспользо­ваться информацией аудиторского зак­лючения, а свидетельством недобросо­вестной конкуренции.

Еще один вопрос, как нам кажется, чрезвычайно важен: это разграничение права обращения в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным и права на иск по поводу некачественных аудиторских услуг. И та, и другая ситуация — случаи проведения некачественного аудита.

Хотелось бы отметить, что в настоя­щее время в России нет никаких личных гарантий аудиторов, таких, как, напри­мер, у судей или судебных исполнителей6, и аудиторы выполняют свои обязан­ности, опираясь только на свой долг, требования Кодекса этики аудитора, на свое доброе имя. И никак не застрахо­ваны от возможного давления аудируе-мыех лиц и заказчиков, которое может начинаться именно в случае выдачи модифицированного заключения и выражаться, например, в подаче иска о некачественном оказании аудиторских услуг.

Случаи некачественного оказания аудиторских услуг связаны непосред­ственно с нарушением условий договора, однако, истцом по такому спору, по нашему мнению, согласно положениям ст. 14 Федерального закона об аудите — может быть как лицо, заключившее договор оказания аудиторских услуг, так и аудируемое лицо.

Некачественное оказание аудиторских услуг может выразиться в задержке выдачи аудиторского заключения, не­предоставлении обоснования замечаний и выводов, а также информации о членстве аудиторской организации, индивидуального аудитора в саморегули­руемой организации аудиторов, наруше­нии условий договора. Т.е. некачествен­ное исполнение аудиторских услуг свя­зано с нарушением прав аудируемого ли­ца или иного заказчика аудита.

Кроме того, к некачественному оказа­нию услуг в аудиторской деятельности можно отнести разглашение аудитор­ской тайны, установленной в ст. 9 Феде­рального закона об аудите.

 

Рисунок 3. Некачественный аудит

Некачественный аудит

В то же время аудируемым лицом не должны выдвигаться претензии к ме­тодике проведения аудиторской про­верки, к выбору аудиторских процедур, количеству рабочих документов аудито­ра, видам аудиторских доказательств, методам отбора элементов, подлежащих проверке на выборочной основе, уров­ню существенности. Эти вопросы опре­деляются самой аудиторской организа­цией и закрепляются в ее внутренних стандартах и других внутренних доку­ментах.

Аудируемое лицо не вправе вмеши­ваться в процесс аудита, так как это может повлечь за собой потерю незави­симости аудитора и снижение качества аудиторской проверки.

 

Таким образом, вопросы о праве на иск против аудиторских организаций в свете последних изменений в Феде­ральный закон об аудиторской деятель­ности остаются и требуют дополни­тельных взвешенных решений, находя­щихся на стыке законодательства об аудите, гражданского права и процес­суального права, направленных, с одной стороны, на недопущение выдачи заве­домо ложных аудиторских заключе­ний а, с другой стороны, на недопуще­ние злоупотребления правами клиентов по отношению к аудиторам.

 

Список литературы

1. Федеральный закон от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

2. Федеральный закон от 28.12.2013 № 422-ФЗ «О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхова­ния Российской Федерации при форми­ровании и инвестировании средств пенсионных накоплений, установлении и осуществлении выплат за счет средств пенсионных накоплений».

3. Положение о Федеральной службе финансово-бюджетного надзо­ра, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.02.2014 № 77.

4. Гутцайт Е.М. Методологические проблемы аудита // Аудиторские ведомости. 2002. № 10.

5. Борисов А.Н. Комментарий к Фе­деральному закону от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (постатейный). М.: Юстицинформ, 2009.

6. Федеральный закон от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Заказать звонок



Контрольный вопрос:

Срочная консультация
Стоимость одной письменной
консультации – 7000-10000 рублей.

Стоимость одной устной
консультации – 3000-5000 рублей.





Контрольный вопрос: